Марксизм в XXI веке
14/08/2020
Белорусский антимайдан
16/08/2020
Показать все

Акме Фиделя

Под феноменом акме (ακμή) древние греки понимали зрелый расцвет сущностных сил человека,  кульминации Логоса (объективного закона развития) в творческом тождестве его разума, чувств и нравственной воли. Такое тождество обусловливает меру совпадения микрокосмоса (человека) и макрокосмоса. Возрастные периоды возможности акме древние греки относили к пределам от 30-ти до 50-лет. Фидель Кастро ввёл свои исключения и в это измерение – его харизматичность проявилась в том, что он вошёл в пространство акме с момента вознесения смысла своей жизни в смысл очеловечивания жизни народа Кубы. Но, совпадая с законом основания, этот смысл тождественен со смыслом очеловечивания мировой истории. Это объясняет, почему акме Фиделя преодолело пределы 30-ти-50-ти лет, став константой всей его жизни.  

Во введении к «Философии истории» Гегель утверждал: «все герои были орудиями мирового духа и в этом смысле сами были несвободны». А через несколько страниц добавил, что ни одно великое событие в истории не осуществлялось без страсти. Превращая героев в слепое орудие мирового духа (материалистическое значение которого – суть   всеобщий закон развития материального мира: природы, общества и мышления), Гегель не объяснял, каким образом те или иные люди становятся героями. Какое переплетение реальных обстоятельств и особенностей индивидуального становления делает их великими? Ведь в той же реальности пребывают и остальные. Почему великие страсти свойственны только великим людям? В чём тайна могущества великих страстей? Не в утверждении ли Сократа, что «Истина – это страсть»? Да, «правд много» – правдой может быть и заблуждение, если человек заблуждается искренне.  История знает множество случаев, когда неординарные персоналии отдавали свои жизни ложным целям по причине искреннего заблуждения. Их страсть так и не познала Истину.

В отличие от «множества правд», истина одна! И её ключевым звеном является тождество мысли, чувств и действия, совпадающее с тем самым Логосом. И возвеличивает это тождество в степень бесконечности силы такая любовь к жизни и собственному народу, которая исключает политико-экономические причины отчуждения людей, их уродование, их страданий, их растерянности и потерянности в мире, когда «и ничтожен, слеп в своей боязни трудится и умирает смерд» (Гёльдерлин).  Защищать Истину означает защищать Красоту и Добро – то, что атрибутивно человеческой сущности, но абсолютно несовместимо с частной собственностью на средства производства. Защищать Истину, Красоту и Добро не в абстрагированном от реальности значении, которое придавала им классика. Тем более, не в их сентиментально обывательском звучании.

Защищать в практическом изменении обстоятельств, извращающих и разрушающих человека во всех измерениях его как микрокосмоса! Это и есть определяющее тождество смысла жизни великих людей. Главное тождество бесконечности акме Фиделя! Тождество, определяющее бесконечную силу его страсти, недоступную объективному идеализму Гегеля. Ибо не слепым и несвободным орудием мирового духа являются такая страсть! И не слепыми и несвободными орудиями мирового духа являются великие люди! Человек свободен постольку, поскольку осознанно реализует закон необходимости – закон развития истории в соответствие с сущностью человека, а не вопреки ей.  Страстная харизматичность Фиделя не ограничивается персонализацией такого тождества – она переплавила свою убедительность в убеждённость своего народа, ставшего мировым символом мужественного борца за человечность. В этом её продолжение и неистребимая сила.

Регрессивный мир блуждает (по причинам невежества) и хитрит (по причинам идеологических манипуляций) в границах антиномичности необходимости и свободы. Необходимость трактуется как потребность и ограничивается потребностями, которые не обогащены необходимостью.  Свобода ограничивается ещё более примитивными трактовками «хотений». Так возник жалкий парадокс крайностей необходимости и свободы.

В случае абсолютизации необходимости и отрыва её от человеческой воли возникает синдром детерминизма – «все предзадано», «человек ничего не может изменить». Детерминизм обречён на превращение в фатализм, выражающий трагическую слепоту и обречённость в истории.

Абсолютизации субъективной воли (при игнорировании необходимости) порождает синдром волюнтаризма, произвола, крайность субъективности, превращающаяся (особенно в современной истории) в бесконечное преступление безумствующего рассудка.

Искусственно созданное агонизирующим неоимпериализмом сохранение этих ложных крайностей порождает эффект исчезновения гениев, героев, великих людей. Это эпоха подавляющего большинства посредственностей, химерных лидеров, примитивных политиков, агрессивных вурдалаков, питающиеся бифштексами с человеческой кровью. Бесчеловечность, ухмыляющаяся оскалом смерти. И, как все крайности,  фатализм и волюнтаризм сходятся в вырожденной петле живого мертвеца капитала, необратимо стремящемуся к превращению мира во вселенское кладбище.

Построенному на бесчеловечном основании миру противостоял Фидель! Пространство его акме не исчерпало себя – оно требует развития. Альтернативы не существует!

13 августа – день рождения Фиделя Кастро. Этот день имеет и другое звучание – ещё один из дней рождения осознанной свободы  мирового духа!

Мария Шкепу, доктор философских наук, профессор.