Правительство Украины присоединилось к позорному заявлению США, осуждающее Кубу за «нарушение прав и свобод кубинских граждан»
28/07/2021
За Народный Союз!
11/09/2021
Показать все

Дарья Асламова: «Воспитание в СССР»

Как же все-таки нас правильно воспитывали в СССР! Мама уходила рано на работу и будила нас перед школой. Помимо школы, музыкальной школы, домашних заданий, бесконечных кружков и общественных обязанностей (пионерских и комсомольских) была еще целая куча домашних обязанностей. Два(!) раза в неделю мы с сестрой полностью мыли квартиру, разумеется, каждый день мыли посуду, убирали на кухне, варили картошку к приходу мамы, заваривали свежий чай по особому способу (на плите), покупали свежий хлеб, яйца, молоко. И никто нас за это не хвалил. Мама еще залезала во все углы и смотрела, хорошо ли мы все промыли. Это при том, что с 14 лет я каждый день ходила в краевую библиотеку и готовилась к поступлению в МГУ, а еще зарабатывала карманные деньги, подрабатывая внештатником в газете «Молодой дальневосточник». А еще: никто никогда не помогал готовить уроки. Это было немыслимо! С первого класса уроки все учили САМИ!

Я вообще не помню, чтобы нас хвалили (и никаких детских травм у меня по этому поводу нет). Это было не принято. Ребенок — не пуп земли. Мир- большой, у всех свои обязанности. И при этом никаких сомнений в родительской любви я не испытывала. Если лупили ремнем, то, обычно, за дело. И сейчас меня крайне раздражают статьи о бедных несчастных детках, которым чего-то в детстве недодали. Почему-то дети войны (как мой папа, вставший к станку в 13 лет в 1943 году) вообще на родителей не жаловались и обожали их всю жизнь. Помните, как в фильме «Красная шапочка» избалованное дитя кричит: «Я ребенок!» А Шапка ему отвечает: «Ты человек! И должен вести себя по-человечески». И, честно говоря, всех психологов, которые якобы лечат «детские травмы» у взрослых дебилов, уволила бы к чертовой матери! Это не профессия, а паразитизм на человеческих слабостях.

Помимо домашних обязанностей (уборка квартиры, поход в магазин за хлебом и молоком, мытье посуды и готовка простого ужина), существовали еще другие обязанности. Да, нам не говорили «спасибо» за домашнюю работу, как и мы не говорили родителям «спасибо» за то, что они пашут с утра до вечера. Все это считалось само собой разумеющимся. Да, мы сами делали уроки, потому что у родителей на это не было времени, а любой учитель в школе был готов помочь. (А еще пионерия специально работала с отстающими учениками, — я, например, отвечала за ребят, у которых было плохо с ошибками в русском языке. Это называлось — «подтянуть»). Да, учителя были главным авторитетом, а вовсе не сумасшедшие, помешанные на своем чаде родители. Да, главным был коллективизм, а не «яжеребенок», поскольку школа готовила именно к жизни в коллективе, в обществе, перед которым тоже существует множество обязанностей. В частности, раз в месяц по очереди мы мыли полы в школе (начиная со старших классов) и вытирали пыль в кабинетах. С удивлением узнала, что так веками воспитывали богатых аристократок в монастырях, которые по очереди работали на кухне, в поле, на уборке, поскольку пути Господни неисповедимы. А кому интересно, прочитайте про воспитание в Смольном институте. Вот это воспитание! Советское просто отдыхает.

Нас с седьмого класса вывозили летом на месяц в колхоз работать бесплатно на полях. Жили мы в маленьких домиках без удобств, но очень веселились. Комната на пять человек, ночные посиделки, влюбленности, гитары, мечты о взрослой жизни. После колхоза родители увозили нас на дачу в выходные, где мы собирали урожай. Мы ели малину с куста, а потом нас отпускали на речку. Это было счастье! В обычные летние дни мы с утра до вечера бегали во дворе с ключом на шее без всякого контроля. Играли в прятки, в «казаков-разбойников», в «классики», в «резинку» (о, это шедевр спортивной подготовки! Помню, как я гордилась тем, что дошла до четвертого уровня, — это когда резинка по пояс, а ты должен прыгнуть. Вот попробуйте!) Еще во дворе был старый турникет, и это было круто — сделать сальто. Наказывали ремнем по попе в тех редких случаях, когда на дворе ночь, и все соседи с фонарями пошли тебя искать в заросший парк. Все разговоры об «избиении» — бред собачий. Я с таким не сталкивалась. Никто нас не избивал.

В школьный сезон мы были заняты постоянно. Учеба, музыкальная школа, пение в школьном хоре, в музыкальном и в краевом (я была солисткой) и организация «мероприятий школьной самодеятельности» (на обычном языке «тусовок»). И я это обожала! Мы сами шили костюмы, разучивали танцы, и еще я вела уроки аэробики (выучила по телевизору). А когда нам понадобились настоящие старинные костюмы для постановки, мы, подростки, пришли в театр музкомедии (оперетты), и нам под честное слово выдали костюмы! Просто так! А еще мы играли в игру «Зарница» (выезд на природу, в лес, зимние костры, навыки выживания при сильном морозе), и никто из родителей не беспокоился. Взрослые же дети! Уже пятнадцать лет! И чтобы уж совсем шокировать тех, кто не знал советского детства: уроки военной подготовки. Я участвовала в соревнованиях по сборке и разборке автомата Калашникова. (Ногти содрала в кровь, пока не научилась.) И выиграла! А еще мы учились стрелять в школьном тире. Чтобы Родину защищать.

А в шестнадцать лет я закончила школу, уехала в Москву и поступила в МГУ. Я уже была взрослым человеком.