Мстислав Русаков: «Правый национализм в Эстонии»
24/09/2020
Ольга Андреева: «Довели до Ручки»
28/09/2020
Показать все

Капитализм как болезнь

Современное общество — не идеально. Этот тезис кажется тривиальным и общепризнанным. Публицистика живет обсуждением множества «социальных» проблем: наркомании, жестокости, безразличия, игровой и иных зависимостей, одиночества… На западе процветает 1000 и 1 направление «психотерапии», где людей лечат от всех проблем танцами, нательными рисунками и воздушными шариками (как кошку в детском стихотворении Даниила Хармса). У нас — большую ставку делают на «психотренинги», позволяющие обрести уверенность и успех, а также всяческие «институты камбоджийского психоанализа». А также на системы запретов и цензуры всего, что может угрожать шаткой психике современного не взрослеющего «ребёнка».

Самые разные направления обсуждения и даже «выправления» общественных проблем объединяет одна принципиальная особенность: все они считают беды общества чем-то случайным, «наносным», растущим из особенностей конкретного человека и его неповторимой ситуации. По сути, существующим вне зависимости от нашей воли и текущего социального устройства, — просто потому, что «мир не идеален». В таких случаях говорят о неизбывных «звериных, природных инстинктах», или о «детских травмах» и генетической предрасположенности, или о влиянии произвольной злой силы — вроде телевизора, кино или компьютерных игр. Предлагают запретить какой-нибудь отдельный феномен современной жизни, ввести возрастное ограничение, создать службу (с выделением бюджета или частных инвестиций) по защите человечества от очередной мелочи, «развращающей наших детей».

Если бы врачи так же лечили тело, как у нас пытаются лечить душу, — то есть, борясь с симптомами, а не с причинами, — то человечество уже давно вымерло бы. Великие психотерапевты ХХ века часто говорили: все, что они могут сделать — это одно проявление болезни перевести в другое, менее болезненное. Ведь лечение возможно только через смену самой системы жизни, фундаментальное изменение общества, экономики и политики.

Поскольку вопрос о смене капиталистической Системы — слишком большой и болезненный, его стараются обходить стороной. Но без него психологам, работникам социальных служб, публицистам — всем приходится бесконечно разбираться с симптомами, запрещать и увещевать, вместо того, чтобы разом выдернуть общий корень множества якобы «разнородных» проблем. При том, что такая «слепота» не может не привести к злоупотреблениям. В борьбе с «травмирующими психику» лентами — бьют по классике, показывающей обнаженное тело и кровь. Перерисовывают «непристойные» купюры. Запрещают показывать исторические фото, боясь «распропагандировать» некую молодежь.

В конечном итоге, сам подход запрета и цензуры — порочен, поскольку он только сковывает человека, не давая ему взамен никакого «положительного», равноценного содержания. Он обедняет жизнь и вызывает раздражение. В итоге — скопленная где-то внутри энергия все равно выходит наружу, но уже в уродливых и крайних формах.

Возможно, проблема лежит еще глубже. Человек, воспринимающий существующую Систему как данность, как конец и высшее проявление Истории, как идеал, — не может воспринимать любой создаваемый ею же негатив иначе, как козни злых сил или какую-то горькую случайность. Он оказывается в глупом положении: борется с порождениями Системы, искренне желая ее же защитить. Не понимая, что условная порнография, жестокость и наркомания — необходимы и выгодны для системы даже больше, чем подобные ее «защитники». И что сама деятельность по «цензуре» интересна Системе лишь постольку, поскольку ее можно использовать как источник прибыли и политического продвижения.

Продемонстрируем вышесказанное на примере проблемы насилия и жестокости. «Процветающие» страны уже привыкли к происходящим тут и там инцидентам с необоснованными вспышками гнева, массовыми убийствами, психическими расстройствами на этой почве. Считается, что источником служат ранние психологические травмы, «виртуальные миры» и «пропаганда жестокости», на которой построена вся современная индустрия — хоть кинематографическая, хоть игровая, хоть новостная. Говорится, что некие злые люди формируют запрос аудитории на кровь и насилие, а потом продают ей соответствующие продукты. А как побочный эффект мы получаем инциденты в реальной жизни. Так ли это?

Восстания неизбежно порождаются самой мертвой и бесчеловечной капиталистической системой. Недовольство копится в душах людей, а затем прорывается наружу — в виде бессмысленных актов насилия. Отсюда — этот спрос на специфические развлечения, находящиеся на грани между мещанскими радостями и «разрядкой негативной энергии».

Таким образом, неосознанный бунт либо выливается в мелкие «пакости» и разрушения, либо оказывается направляемым текущей властью. Ровно об этом пишет Достоевский в «Бесах». Его герой говорит, что он создаст жестокую систему подчинения, где будут убиты гении и люди превратятся в винтики системы. Но раз в 30 лет по ней будет пущена «судорога» — разрядка накопившемуся недовольству. Народ выпустит наружу деструкцию, будет убивать друг друга — но вскоре успокоится, и вернется «в стойло».

В «стабильное» же время все проблемы будут списываться на случайные факторы. А самые «чувствительные» люди — загоняться в «маргиналы», сумасшедшие. Они будут страдать от непонятного неприятия окружающей действительности, но так и не поймут, где лежит источник их проблем и что с этим делать. Их бунт обречён быть мелочным и ни на что определённое не нацеленным.

Разорвать порочный круг могут только люди, осознавшие, что корень всех бед лежит в самых основах общественного устройства, и готовые принять на себя ответственность за их исправление. Альтернативой же этому будут кризисы и общественные взрывы, вызывающие лишь дальнейшее «затягивание гаек» в рамках той же Системы. Нерешённые проблемы когда-то уже завели человечество в крайность фашизма. И не хочется узнавать, к чему все может прийти в XXI веке.

Дмитрий Буянов

Источник: ИА Regnum