Что такое левая идея, и почему она победит?
22/04/2021
О главной ошибке современного мышления
06/05/2021
Показать все

Сергей Лукьяненко: «Борьба с СССР»

Сергей Михалков и Виктор Астафьев на Восьмом съезде писателей СССР в 1986 году, фото Ю.Садовникова, из открытых источников

Когда-то рок-музыканты у нас всю яростно боролись против СССР (да и вообще любой власти), откровенно не понимая, что как только мир откроется и станет доступен весь мировой рок, а молодежь освоит английский — они, в массе своей, исчезнут из фокуса внимания.

Ну, потом ещё пришёл интернет, лёгкое копирование си-ди, а далее музыка ушла в цифру — и рок стал уделом фанатов и фанатиков. А то, что пришло в нашу музыку после рока — вообще явление культурологическое, но никак не музыкальное…

Но ещё смешнее, как боролись с СССР писатели. Наши дорогие советские классики, которым власть строила пансионаты, дома творчества, переводила лес на дикое количество «литературных журналов», проводила семинары и конференции, издавала и покупала книги миллионными тиражами, отправляла в поездки по всей стране пароходами и самолётами сеять разумное доброе вечное (ну, если точнее — бухать как в последний раз беспробудно и трахать молоденьких провинциальных поэтесс и авториц)…

Все эти воспеватели трудового подвига и военного героизма, за редкими исключениями, глубоко ненавидели СССР, поскольку считали, что дача у них была бы не в Переделкино, а в Ницце, ну а весь западный мир в лице сотен миллионов обывателей мечтает их прочитать и заплатить несколько миллионов… («Ты знаешь, сколько в Париже книжка стоит? Двадцать франков!!!»)

И они боролись. Держали фиги в кармане и рукоплескали, вначале Горбачеву, потом Ельцину.

И пришла свобода, которую они приближали как могли.

Все национальные авторы срочно забыли свои оды интернационализму, каждый писатель вычеркнул из памяти свои хвалебные книги о Дзержинском и Ленине. Все с энтузиазмом принялись обличать, писать про кровь-секс-говно (ну, кто как мог — обычно это получалось про ГУЛАГ, но с блэкджеком и шлюхами).

И вдруг они обнаружили, что их творчество не нужно в Западном мире, не интересует никого в России, их толстый литературный журнал привлекателен лишь особняком в центре Москвы, за который теперь нечем платить, да и грантов от Запада теперь не дождаться, а тираж книжки во Франции будет триста экземпляров — для студентов-русистов (число которых тоже резко упало). Всё, что остаётся, это вспоминать, как в поездке на теплоходе по Волге рассказывали политические анекдоты под водочку с арбузом, а потом обучали приставленную к творцам девочку из райкома комсомола настоящим парижским штучкам…

Почему-то мне их не жалко.

P.S. Фантастов данное явление затронуло в минимальной степени. Мы всегда были в гетто.