22 июня ровно в 4 часа…
22/06/2020
Ольга Андреева: «Атлант расправил плечи, но манго пожалел»
25/06/2020
Показать все

Сергей Середенко: «О государственной идеологии»

Как-то вот с обеих сторон меня взяли под руки и повели. Одновременно придумались два законопроекта — «закон среднего пальца» в Латвии и еще не получивший своего народного названия проект внесения поправок в эстонский закон о топонимах. Оба «начинания» подталкивают к мысли о том, что речь идет о законодательном закреплении государственной идеологии. То, что запрещено в России, но не запрещено в Прибалтике.

Оба закона я посмотрел. Латвийский закон называется (в Гугл-переводе) «Закон о памятнике Свободы и Рижском братском кладбище«, эстонский назван более технично — «Закон об изменении Закона о топонимах«. В первом случае речь идёт об оригинальном законе (если не ошибаюсь), во втором, соответственно, о поправках.

Большинство статей латвийского закона, по большому счету, статьями закона не являются. Это какие-то духоподъемные новеллы о том, что значат (точнее, должны значить, раз речь идет о законе) для латышей Милда и Рижское братское кладбище. Стандартные для нормы права элементы — гипотеза, диспозиция, санкция, — в этих статьях отсутствуют.

Вот мотивация авторов законопроекта: “Этот закон закрепляет, как кажется, небольшие, но очевидные вещи – уважение к символам национального создания и святых для народа мест. Впредь за провокации, которые мы переживали 16 марта, либо за выражение неуважения к этим святыням будут предусмотрены суровые штрафы. Кроме этого, закон ограничит различные действия, которые могут мешать общественности или создавать несоответствующую культурно-историческому наследию атмосферу”, — заявил лидер нацблока Райвис Дзинтарс.

«Согласно новому закону, за выражение неуважения к памятнику Свободы или Рижскому братскому кладбищу можно будет применять к физическим лицам штрафы в размере от 1000 до 2000 евро. (…) Самые суровые штрафы предполагается отныне применять за организацию мероприятий, направленных на конфронтацию. Физические лица будут оштрафованы за это на 250-1000 евро, а юридические – на 1000-2500 евро».

Посыл прозрачен: никто не должен мешать «шествиям легионеров».

Эстонский законопроект в содержательной части очень краток: «Личное имя не может быть использовано в качестве топонима, если лицо действовало против создания Эстонской Республики, сохранения конституционного строя или восстановления самостоятельности Эстонии». Оригинальный текст: «Isikunime ei või pühendusnimeks määrata kui isik on tegutsenud Eesti Vabariigi loomise, põhiseadusliku korra püsimise või Eesti iseseisvuse taastamise vastu».

Не буду сейчас подробно разжевывать, что в Эстонии подразумевают под «конституционным строем» в период «оккупации» и т.п. Сосредоточусь на главном: латвийский закон по сути запрещает контрсобрания антифашистов в центре Риги, а эстонский закон запрещает устанавливать топонимы в честь коммунистов и активистов Интердвижения и ОСТК. Собственно, вдохновением для авторов этого законопроекта и стала многолетняя тягомотина национально озабоченных типчиков по переименованию улиц имени деятелей Эстляндской трудовой коммуны Тиймана и Даумана в Нарве.

Имена авторов законопроекта тоже интересны в свете нынешней политической ситуации. Это Urmas Kruuse, Tarmo Kruusimäe, Kaja Kallas, Eerik-Niiles Kross, Üllar Saaremäe, т.е. речь идет о совместном проекте Реформы и Исамаа; Исамаа — в коалиции, Реформа — в оппозиции. Против кого нацелена такая дружба — понятно.

Теперь о том, что мне не понятно. Государственная идеология выражается в государственных символах, пантеоне, святцах, топонимах, практике спецслужб и т.д., и в этом смысле мы не имеем дело с чем-то новым. Новое тут то, что «за черту» выдавливаются антифашисты и коммунисты, шире — левые. Раньше такого expressis verbis не было.

Отсюда первый вопрос: как называется эта государственная идеология?

И второй вопрос: допускает ли эта идеология само существование в политическом поле левых и антифашистов (не в западном понимании и того, и другого)?

Вопрос возник не на пустом месте. Вот фрагмент недавнего интервью Каи Каллас:

— Вам есть за что критиковать социал-демократов?

— Нет, каждый должен следить за собой. У них другая идеология, с которой мы иногда не согласны. Хотя друзья не должны всегда соглашаться друг с другом.

Какие в эстонской политике «друзья», я оставлю без комментария, но тут важно то, что лидер реформистов хотя бы на словах признает наличие в стране идеологии, отличной от ее собственной.

Данные вопросы представляют для меня как научный, так и практический интерес. Как для председателя Совета Левой партии.